пресс

24 апреля в Москве играл один из самых своеобразных европейских новоджазовых коллективов - Pago Libre.
Мы подробно рассказывали об истории этого крайне необычного коллектива в анонсе концерта, так что вряд ли здесь есть нужда останавливаться на биографиях участников или на том, почему ансамбль так странно называется (дословно это "плати свободно", хотя на самом деле к этому итальянскому словосочетанию название никакого отношения не имеет).
Концерт прежде всего поразил эстетической чистотой, или очищенностью - кому как удобнее: акустический квартет в сугубо акустическом Камерном зале ММДМ, с единственными элементами звукоусиления - маленькими усилочками у скрипки и контрабаса, безо всяких микрофонов, а следовательно - без вечных проблем баланса, тембровых корявостей и т.п. Тембрально строго и сухо. Все четверо - ирландско-швейцарский пианист Джон Вольф Бреннан, австрийский скрипач Чо Тайссинг, австрийский же контрабасист Георг Брайншмид и российско-германский валторнист Аркадий Шилклопер - строго одеты в черное. Правда, это не означает, что музыканты будут столь же строго и сухо играть. Напротив.
17/16 - не самый простой и тем более общепринятый размер, тем более для начала концерта. Но начали Pago Libre именно с нее. Вообще говоря, жаль, что этот коллектив был в России только раз, и очень давно - 12 лет назад, в совершенно другом составе, когда туда только что пришел Аркадий Шилклопер. Имей российские поклонники Аркадия возможность иногда видеть его в этом уникальном составе, наверное, наше восприятие его творчества было бы иным. Хотя на концертах российского тура Аркадию неизбежно пришлось оказаться в фокусе внимания публики (ведь на него, как на "местного", естественно, легло ведение концертов), видеть Шилклопера равным в ансамбле равновеликих - крайне интересно. Тем более, что и столь западающий в душу падким до сенсационного журналистам многометровый альпийский рог Аркадия, и даже его фирменная валторна не так уж много звучали в ходе этого концерта - Шилклопер более половины чистого времени концерта играл на флюгельгорне, а в этой ипостаси у нас его не то чтобы не знают, но как-то замалчивают.
Впрочем, вторая пьеса концерта - написанная Бреннаном "IntermeZZo" (с нового альбома Pago Libre - "Stepping Out", вышедшего в ноябре прошлого года на британском авангардном лейбле Leo Records) - как раз представляла Аркадия на валторне: длинный плавный эпизод валторны на фоне остинатного арпеджио рояля. Вообще говоря, именно в этой пьесе тембровое и вообще исполнительское своеобразие ансамбля развернулось перед слушателями в полном масштабе, например - необычно сочетающееся с фортепиано и гулким зовом валторны тонкое пронзительное пение скрипки, внезапно падающее в нижний регистр, где скрипичное соло часто дублируется Чо Тайссингом собственным голосом. И именно здесь выявилась цементирующая ансамблевая роль первостатейного контрабасиста Георга Брайншмида, тем более важная, что музыкант на московском концерте попал в довольно экстремальные условия.
Дело в том, что ввоз контрабаса в Россию - затея, в силу особенностей российского таможенного законодательства, довольно рискованная. Поэтому ансамбль, выезжая на родину Аркадия Шилклопера, договорился с местными организаторами, что контрабас будет предоставляться на месте. И вот в Москве случилось так, что под рукой оказался только совсем не выдающийся чешский контрабас (словосочетание "чешский контрабас", произнесенное с извиняющейся интонацией, прозвучало со сцены раз, наверное, с дюжину). Заставить такой инструмент звучать так, как заслуживает контрабасист уровня Брайншмида - задача не из легких (мы же помним, как ясно и мощно звучал у Брайншмида его собственный контрабас, когда он был в Москве, скажем, в составе Vienna Art Orchestra и трио Mauve с Шилклопером и гитаристом Аллегре Корреа). И тем не менее Георгу удалось на этом, далеко не идеальном, инструменте многое. Удалось - но через силу. Достаточно сказать, что рабочие пальцы его правой руки при этом были обмотаны скотчем.
"Heptao" - известная тема Джона Вольфа Бреннана: эту пьесу в непростом размере 7/8 он записывал еще на дуэтном альбоме 2000 г. "Pipeline" (с органистом Хансом Кеннелем). К этому моменту музыканты уже достаточно разыгрались, чтобы слегка шокировать академическую публику некоторыми сценическими трюками - в частности, именно в "Heptao" (название, кстати, отражает тактовый размер пьесы: по-гречески оно означает "семь") Бреннан в первый раз залез под рояль.
Продолжались "внемузыкальные" эффекты и при исполнении большой трехчастной композиции, каждая из частей которой была написана разными авторами из числа участников ансамбля. Первая часть, сочиенная скрипачом Чо Тайссингом, содержала очень трудные для исполнения, буквально головоломные унисоны, при исполнении которых автор то и дело принимался дирижировать смычком. Огромные "театральные" паузы, впечатляющее соло Шилклопера на флюгельгорне с "разговорным" интонированием и забавное соло рояля, начинающееся со "страйда" в левой руке (бас-аккорд, бас-аккорд: ум-па, ум-па), подхваченного контрабасом в виде общепонятного "умца-умца"), разрастающееся "загрязненными" кластерными аккордами, которые, кажется, сигнализируют ансамблю, что настало время для небольшого, карманного хаоса: происходит общее разложение ритма, падение динамики... Кульминация первой части - диссонансное соло скрипки с прорывающимися микроцитатами из наивных регтаймов. Динамика звучания падает до шепота, затем из едва слышного микротонального свиста скрипки растет, поднимается крещендо, пик - и начинается вторая часть, написанная Бреннаном, который вдруг оказывается в верхней части зала с "мелодикой" (духовой инструмент с клавишами) в руках. Наверное, эти перемещения по залу непривычная публика снова зачислила в категорию "лазания под рояль", тогда как порожденный этим перемещением пространственный эффект принадлежал к числу наиболее сильных музыкальных средств, использованных ансамблем на московском концерте: как будоражаще звучала элегическая мелодия, которую дуэтом играли валторна со сцены и мелодика с верхних рядов!
Третья часть московской публике хорошо знакома - это "Alpine Sketch" Аркадия Шилклопер. Торжественный глас альпийского рога, стоящего позади рояля. "То юный Фортинбрас возвращается с победой из Польши", встрепенулись ассоциации. Рог переезжает на авансцену. Ритм считают всем миром - контрабас, скрипка и фортепиано. Всем миром же и тему играют. Сравнительно с другими слышанными версиями этой же темы - как минимум очень качественно и необычно.
Второе отделение было бы короче первого, если бы публика к концу его не разогрелась окончательно, не взирая на пугающие ее как-бы-внемузыкальные элементы (о, боязливо-консервативная публика московских академических залов!). Открывающая пьеса вновь относилась к новейшему альбому квартета: "Intrada" Аркадия Шилклопера (впрочем, формообразующая роль Георга Брайншмида тоже должна быть отмечена!). Именно здесь публику "пугали" сильнее всего. Джон Вольф Бреннан в первой части пьесы тянет бурдонную ноту, протаскивая взад-вперед под струной рояля полутораметровый отрезок проволоки, затем играет на струнах рояля, как на арфе, при этом перетаскивая свою проволоку в новую позицию и возвращаясь к бурдонному гудению уже на новой ноте. Постепенно пианист вводит "конвенционную" игру на клавишах, из полусогнутого внутри рояля переходит в сидячее положение, окончательно переходит на клавиши. Буря в басу. Краткие обрывки бурных импрессионистских фраз. Пахнуло "Бабой-ягой" из "Картинок с выставки". Яркие, певучие, запоминающиеся соло валторны и скрипки. Удар, взрыв в рояле. Соло смычком у контрабаса - очереди отскоков с меняющимся штрихом, перемежаемые натужным пением струн; даже тэппинг в левой руке, пока в правой тянется басовая нота! Очень впечатляет.
Еще один сеанс внемузыкальных "гиммиков" - "Вальс для Альфреда Хичкока" - музыка к немому фильму Хичкока "Blackmail". Пока Шилклопер говорит, представляя пьесу, Бреннан ползает под роялем, стучит по нему, хлопает крышкой, Тайсинг играет диссонирующие трели. В теме угадываются кусочки известных вальсов, играемые практически одновременно.
Вообще говоря, сценическая музыкальная специализация Pago Libre теперь угадывается вполне ясно: это "юмор в серьезном". Музыкальный юмор, каким его видят солисты серьезных оркестров (надо ли напоминать, что Шилклопер играл в оркестрах Большого театра и Московской филармонии, Тайссинг и сейчас - концертмейстер группы скрипок оркестра венской "Народной оперы", второго по значимости оперного театра столицы Австрии, а Брайншмид был членом оркестров Венской филармонии и главного венского оперного театра - Государственной оперы?). Крайне серьезный, сложный, временами даже переусложненный музыкальный материал (особенно в части головоломных унисонов) оттеняется музыкальными и "экстрамузыкальными" шутками и шуточками - часто очень органичными и действительно представляющими серьезный материал в новом, более "человечном" свете, но изредка - избыточными, под стать усложнению материала (вот, кстати, и британская газета "Guardian" в своей рецензии на "Stepping Out" это же отмечает). Воспринять баланс серьезного и шутливого в музыке Pago Libre во всей ее целостности так же непросто, как уразуметь в их музыке баланс написанного и импровизируемого - баланс, на самом деле, весьма четкий, хорошо удерживаемый: недаром у Бреннана и термин специальный есть для обозначения этого баланса, именно Pago Libre культивируемого и практикуемого - "компровизация".
Трудно сказать, насколько московская публика в массе своей все это дело уразумела. Если судить по смехотворной рецензии в уважаемой газете "Коммерсантъ", по которой сегодня в нашей рубрике "
Санитар леса" желчно проходится сам Аркадий Шилклопер - то уразумение было достаточно поверхностным: вот, мол, авангард, этно, понимаю, но зачем-то еще и под рояль лазают - шутники, да?.. Но даже на этом поверхностном уровне огромное мастерство ансамбля все-таки прошибло аудиторию, была она готова к восприятию непростого художественного мира Pago Libre или не была. Два биса - тому свидетельство. Первым была сыграна пьеса Брайншмида "Rasende Gnome" - одна из тех шуток с крайне серьезным лицом, где не знаешь, то ли воспринимать ее, как польку, то ли - как постмодернистский стеб над самой идеей польки. Зато вторым сентиментальная и боящаяся несерьезности московская публика была явно полностью удовлетворена: томительно-нежная баллада Шилклопера "Please Don't Leave Me Now", которую он сам определяет как "лирическую песню", родившуюся из желания написать для альпийского рога что-нибудь помимо обыкновенного для этого неповоротливого инструмента обыгрывания ряда обертонов, тронула москвичей до глубины души, второй раз за вечер вызвав настоящую овацию.
В последние несколько лет, благодаря усилиям целого ряда промоутеров, Москва худо-бедно открывает для себя существование в Европе собственного, многообразного, многоликого мира импровизационной музыки (давайте для простоты остановимся на не очень точном определении "европейский джаз"), который великую американскую джазовую традицию использует только как один из составных элементов непростого (да что там - зачастую попросту очень сложного) музыкального языка, в равной степени коренящегося и в фольклорных музыкальных системах (причем вовсе не обязательно европейских), и в великой европейской классической традиции. В этом многоликом мире "компровизационные" коллективы вроде Pago Libre стоят особняком, но хорошо обрисовывают важную тенденцию: соединение классического наследия и джаза возможно не только на уровне "сыграем кусок Баха, а потом его обсвингуем", но и на следующем, более глубоком уровне, где европейская система композиции с интересом и уважением вбирает внеевропейские музыкальные языки - и кладет их в основу глубокой, насыщенной идеями импровизации, искусство которой так неизмеримо высоко шагнуло в последние сорок-шестьдесят лет благодаря джазу. Если промоутеры будут последовательны, то - будем надеяться - приезд Pago Libre станет для широкой публики не только столкновением с малопонятной экзотикой, но верстовым столбом на пути к осознанию путей, которыми идет развитие современного музыкального искусства не только внутри отдельных видов этого искусства, но и НАД ними - музыки в целом.

www.jazz.ru
 - Кирилл Мошков/Анна Филипьева, 2006


ВСЕ НА ВЫХОД!
МЕЖДУНАРОДНЫЙ КВАРТЕТ PAGO LIBRE ЗАВЕРШИЛ ГАСТРОЛИ ПО РОССИИ
Все выступления квартета Pago Libre в Петербурге (один - в рамках академического фестиваля «Крещендо»), на джазовых «Апрельских тезисах» в Архангельске и в Московском Доме музыки прошли с огромным успехом и практически с аншлагами.
Более того, давно уже в столице концерт новой музыки, проходящий в филармоническом зале, а не в специально отведенном для этого месте вроде центра «Дом», не вызывал такого неподдельного энтузиазма, причем обоюдного – и артистов и публики.
Квартет Pago Libre возник 16 лет назад как интернациональный проект живущего в Швейцарии пианиста и композитора ирландско-немецкого происхождения Джона Вулфа Бреннана. И название, выглядящее как идиома на каком-нибудь романском языке, на самом деле – не более чем первые слоги фамилий участников первого состава. Но теперь Pago Libre - фактически сборная новоджазовая команда из немецкоязычных стран, если учесть, что наш любимец валторнист Аркадий Шилклопер уже несколько лет живет в Вуппертале (Германия), а скрипач Чо Тайссинг и контрабасист Георг Брайншмид- оркестранты «Венской Фольскопер», почти что на досуге занимающиеся джазом.
Квартет лишь однажды выступал в Москве – ровно десять лет назад на фестивале «Альтернатива», но все его участники приезжали к нам и по отдельности. Пять предыдущих дисков и концертных программ были результатом совместной деятельности всего квартета, а новый проект Stepping Out (что-то вроде «Все на выход») больше выявляет их творческие индивидуальности. Впрочем, первым среди равных остается, конечно, Бреннан, занимавшийся композицией у классика нашего авангарда Эдисона Денисова и у легендарного кинокомпозитора Эннио Морриконе.
Новая программа продолжение все того же евроджаза - без блюзовых нот, афроамериканской экспрессии и straight ahead, то есть четко очерченного деления на тему-импровизации-тему и вообще без всех признаков джазового мэйнстрима.
В квартете принципиально нет ударных, нет никаких намеков на классический джазовый репертуар (у скрипача Тайссинга один раз проскальзывает эллингтоновский «Караван», но почти в пародийном контексте). А так - Шилклопер однажды вспоминает «Танец с саблями», а Брайншмид к месту цитирует (при помощи сложнейшего пиццикато левой рукой!) Первый концерт Чайковского, и на бис все играют его польку, естественно, с аллюзиями к Иоганну Штраусу.
Полька вместо блюзового риффа – это в духе евроджаза. Как и трехметровый альпийский рог Шилклопера, и модный балканский фольклор, и подготовленный рояль в духе авангардиста Джон Кейджа и постмодерниста Стивена Скотта.
Быть может, было чуть больше, чем надо, захватывающих дух, суховато-виртуозных унисонов, особенно в номерах из старых программ. Они заставляли вспомнить даже Мессиановский "Квартет на конец времени"!  Была и ретро-скрипка Тайссинга и почти физиологическое двухголосие альпийского рога и нарочито театральные паузы. Быть может, чуть-чуть переборщили с дадаистским юмором из разряда «музыканты улыбаются» (влияние литературных пристрастий Бреннана: та же полька Брайншмида и вальс из нового саундтрэка к хоррору Хичкока).
Но публика это любит. И готова принимать под маркой джаза в интерпретации международного квартета если не Кейджа и Денисова, то нечто в духе Прокофьева, Бартока и…собственно Pago Libre.
www.stengazeta.net - Дмитрий Ухов, 2006


Полифонический лед, или сауна-чек
Я считаю, что на следующие
"Апрельские джазовые тезисы" в Архангельск должен приехать Чарли Хэйден со своим Liberation Music Orchestra. И не просто приехать, а за свой счет, поскольку у упомянутого борца за революционные идеи, судя по последним релизам ("Not In Our Name"), явный кризис революционности, а в нашей северной столице "нового джаза" этих идей хоть отбавляй.
Странно, но мысль постебаться по поводу "вечно живого" и прямо в его день рождения устроить постоянный фестиваль "креативной", т.е. "живой", музыки нашла рьяную поддержку не только у устроителей фестиваля, приглашенных музыкантов, но и у народа, населяющего город на Северной Двине, - народа, который во время концерта заполнил зал так плотно, что ваш покорный слуга не смог подойти к сцене и сколько-нибудь внятно зафотодокументировать происходящее. Одним словом, 22 апреля в зале Поморской государственной филармонии случился аншлаг. Даже видавший виды Владимир Туров, он же председатель Фонда развития джаза, он же пианист легендарной группы "Архангельск", он же ее менеджер, он же пианист группы "Восток-Север", от удивления поднял брови.
Правда, теоретическое обоснование эффекта было представлено еще на пресс-конференции, где Аркадий Шилклопер, прибывший в составе квартета Pago Libre, подробно объяснил прессе, что за музыка предстоит, как ее надо слушать и зачем, а пианист из того же квартета Джон Вольф Бреннан познакомил собравшихся с введенным им термином "компровизация". Термин означает гармоничное соединение композиции и импровизации и соответствует главному принципу функционирования заграничного ансамбля. Языковые и терминологические вопросы были также затронуты, когда Джон объявил, что саундчек прошел великолепно. Правда это заявление вызвало смятение, поскольку пресс-конференция происходила в 11 утра, и быть такого не могло. Однако все разъяснилось, когда термин был выговорен более отчетливо, как "сауна-чек", причем сама процедура произошла днем раньше. Русская сауна на австрийских ирландо-швейцарцев произвела исключительное впечатление, наравне с красотой девушек на улицах и "полифоническим" (по выражению Бреннана) льдом на Двине.
Вопросы многочисленных журналистов крутились вокруг нетрадиционного джаза, причем быстро стало понятно, что архангелогородцам до сих пор не дает покоя взрывоподобное выступление японского оркестра Shibusashirazu в прошлом году. Их успокоили, продекларировав камерность намечающегося действа и пообещав, что количество децибел будет вполне умеренным.
Так оно и произошло. Первым на сцену вышел уже упомянутый Pago Libre в составе: Аркадий Шилклопер (Россия-Германия) - валторна, флюгельгорн, альпийский рог; Чо Тайсинг (Австрия) - скрипка, вокал; Джон Вольф Бреннан (Ирландия-Швейцария) - фортепиано, мелодика; Георг Брайншмид (Австрия) - контрабас, вокал. Свою связь с вождем мирового пролетариата все четверо ощущают, имея в виду цюрихский этап его (вождя) деятельности. Даже начало Pago Libre приходится на 1989, когда под впечатлением от фестиваля советского авангарда в этом швейцарском городе Джон задумал создать коллектив. Разумеется, без советского человека квартет не мог обойтись и, как следует подготовившись, в 1994 году заключил в свои объятья Аркадия Шилклопера. Произошло это событие в венском клубе "Порги и Бесс". А уж Аркадий в 2002 году кооптировал в коллектив своего товарища по борьбе из состава Vienna Art Orchestra - Брайншмида.
Музыка квартета определяется и сочиняется всеми четырьмя музыкантами. И это не просто брошенная тема. Каждое сочинение детально проработано и, как правило, по структуре весьма не просто. Музыканты активно используют полиритмию, многочисленные унисоны. Удельный вес импровизационных эпизодов варьируется весьма широко - в диапазоне от нуля до глобальных и вполне джазовых соло. Но сами они декларируют себя неджазовым составом, что отчасти опровергается восторженным приемом народа, собравшегося на якобы джазовый концерт. Прекрасная иллюстрация к русской поговорке о терминах, в смысле "хоть горшком назови, только в печку не ставь". Каждый из участников имеет свой очень яркий образ. Музыкальность Бреннана складывается, как в свое время отмечал Алекс Кан в аннотации к первому диску Pago Libre, "из влияний от Пола Блея до Кейджа, от галльского фольклора до восточных ритмических структур". Диапазон венского скрипача Чо Тайсинга - от Альбана Берга до Чарлза Мингуса, от цыганской музыки до Фрэнка Заппы. Аркадия Шилклопера и Георга Брайншмида описывать не буду, поскольку оба музыканта не раз выступали в России вместе и хорошо знакомы нашим слушателям. Замечу только, что у Георга усилился элемент сценического куража, проявляющийся весьма своеобразно. Представьте себе шкодливого мальчишку, который периодически подстраивает разные козни, а потом озирается так, будто это и не он вовсе. Я не случайно пишу об этом сценическом элементе. Сама музыка достаточно серьезна. Это "камерный джаз" европейского толка, включающий рефлективность, медитативность, импрессионистичность. Однако всеобщий кураж на сцене выводит слушателя из состояния серьезности в первые же 15 минут. Впрочем, у читателя еще будет возможность познакомиться с музыкальными впечатлениями от московского выступления квартета в ближайшем будущем.
Выступление базировалась, в основном, на последнем диске Pago Libre "Stepping Out", но включала в себя композиции из других программ. А забавный "Вальс для Альфреда Хичкока" был тут же перепосвящен Иегуди Менухину, ухитрившемуся родиться в один день с Лениным, да еще и ровно 90 лет тому назад. Все это не могло не вызвать восторга плотно набитого зала и, разумеется, бисирования квартета.
Но окончательное подтверждение верности "апрельских джазовых тезисов" пришло с выходом на сцену Pago Libre. Эта четверка устроила невероятные музыкальные бесчинства, прерывая их какими-то умопомрачительными соло, из которых запомнились одно минут на 7 на одном вдохе (циркулярное дыхание) Шилклопера и другое, вообще без вдоха - Георга Брайншмида. К сожалению, отсутствовал альпийский рог, который вообще не влез бы в этот клуб, а еще Вольфа Бреннана усадили за клавиши. И он не смог исполнить свой любимый трюк - извлекать специфические звуки, протягивая особую струну под струнами рояля.
Но все хорошее когда-нибудь кончается, и участники всего этого революционного безобразия отправились в Москву, оставив Архангельск в недоумении: было ли все это или только привиделось. Вечер-то был все же перед пасхой. Мало ли чего.
Нет, товарищи! Все это было на самом деле. Я сам там был и видел. Апрельская джазовая революция в Архангельске снова свершилась. И будет свершаться и впредь. Потому что идеи ее верны, и этого хочет народ Архангельска, воспитанный Владимиром Резицким в правильном русле. Вот только в следующий раз этот народ уже в зал филармонии не поместится. И эту проблему нам надо решить обязательно. Это архиважно, товарищи!
www.jazz.ru  - Михаил Митропольский, 2006

Top ^